Александр Точилин: В первом тайме переиграли «Зенит». А потом Панов забил два

Главные тренеры команд ПФЛ всегда, что называется, в шаговой доступности. С Александром Точилиным мы пару раз беседовали после пресс-конференций — он спокойно соглашался на короткое интервью, если оно не вписывалось в общий формат. Когда встретились с ним лицом к лицу за одним столом, впечатления были немного другие.

Точилин производил впечатление человека, который любое дело доводит до конца. В частности, тренировка «Динамо-СПб» за день до матча последнего тура ПФЛ зоны «Запад» со «Знаменем Труда» прошла без главного тренера, так как Александр Васильевич не хотел прерывать интервью — считал его важным. Победить это бело-голубым в итоге не помешало (4:0.— «Спорт День за Днем»), что лишний раз свидетельствует о том, что у 43-летнего наставника «Динамо» все организовано, как бы ни складывались обстоятельства.

Несколько лет назад, став тренером, Точилин привел к золотым медалям команду академии «Динамо», а теперь ведет к успеху петербургский клуб. И создается ощущение, что Петербург он не покинет, пока не добьется громкого успеха.

Педант Бесков

— Недавно вышло интервью с женой бывшего владельца «Асмарала» Аль-Халиди. Куча жутковатых историй…
— Я читал. Это же 1990-е.

— Вас не было на даче в Кисловодске, когда ворвавшийся ОМОН уложил игроков «Асмарала» лицом в землю?
— Нет, я был тогда молодой. 17 лет. Играл за «Красную Прес­ню», которая считалась дублем «Асмарала». Потом меня перевели в основную команду. Но той знаменитой дачи Брежнева уже не было.

— Аль-Халиди действительно был таким щедрым человеком, как рассказывает его жена?
— Когда меня перевели в главную команду, довелось с ним пообщаться. Действительно, добрый и позитивный человек. Я пришел в «Асмарал» в 1992 году, когда он был на подъеме. Тренировался с основной командой, но играл за дубль.

— Помните свой дебют в «Асмарале»?
— В последнем туре чемпионата-1992 мы играли в манеже против московского «Динамо» («Асмарал» проиграл 1:3.— «Спорт День за Днем»).

— Тогда вы успели пересечься на поле с Юрием Гавриловым.
— Даже еще раньше. У него был конфликт с Бесковым. Так что Гаврилов много матчей провел за «Красную Пресню», а мы получали огромное удовольствие рядом с ним.

— «Не знаешь, что делать с мячом, отдай его Гаврилову»?
— Точно! А он сам выберет лучшее продолжение атаки. Мы не замечали, чтобы Гаврилова тяготила игра за дубль. У него было настолько высокое мастерство, что ему особо и бегать было не надо.

— Дальше вы перешли в московское «Динамо», где остались до конца карьеры.
— Меня туда позвал Бесков. Кто-то называет его деспотом, но я этого не чувствовал. Наоборот, он относился ко мне по-дедов­ски. Если у меня были какие-то косяки, мог и отругать, но в основном от него шла поддержка. С легкой руки Константина Ивановича я попал в «Асмарал» и «Динамо», но долго поработать с ним было не суждено.

— Юрий Ковтун рассказывал «Спорту День за Днем», что у Бескова был пунктик насчет внешнего вида футболистов.
— Не только по поводу внешнего вида, но и дисциплины. У Бескова не было мелочей. В любой момент мог остановить тренировку и начать объяснять: не так дал передачу, не под ту ногу, не с той скоростью. Уделял большое внимание мелочам. Еще Бесков был модником. Поэтому и с футболистов требовал, чтобы у них был соответствующий внешний вид. Надеть тапки на босую ногу и зайти в столовую — для Бескова это было сродни тому, как отдать передачу в аут. Человек-педант.

Гжебик не считал футболистов за людей

— Страшно сказать, но последний трофей московского «Динамо» — это Кубок России — 1995, завоеванный еще при Бескове. Финал против «Ротора» завершился феерической серией пенальти — 8:7. Вы не били. Отказались или очередь не дошла?
— Я вообще не бил пенальти. Для этого у нас были более мастеровитые ребята. Но счет уже был такой, что и до меня могла дойти очередь.

— Первый трофей в двадцать лет.
— Я тогда думал: «Во как резко начал! Так и дальше пойдет». Не сложилось.

— Что для вас стало главным разочарованием — упущенное золото в 1997м или поражение в финале Кубка России — 1999 против «Зенита»?
— «Динамо» было обязано стать чемпионом в 1996 и 1997 годах, но мы сами упустили золото. После финала Кубка тоже было большое разочарование. Игра давалась. В первом тайме по всем статьям переиграли «Зенит». Вели 1:0.

— А потом провал и два пропущенных мяча за пять минут.
— Один Панов все перевернул с ног на голову. Это был, наверное, его год, его звездный час. Через две недели он еще забил французам на «Стад де Франс». Но не забывайте, что «Динамо» подошло к тому финалу обескровленным. У нас было всего два защитника — я и Андрей Островский. Опустили в оборону опорного полузащитника Константина Головского, а Ролану Гусеву, который славился своими атакующими действиями, пришлось играть правого защитника. После поражения в финале Кубка России наша команда рухнула.

— При вас в «Динамо» сменилось много главных тренеров. Самый оригинальный, наверное, Виктор Бондаренко с мегафоном?
— Если убрать мегафон, то ничего неординарного в нем не было. Вполне квалифицированный специалист. Был уважаем в Африке.

— Но чуть не утопил «Динамо» в 2004 году…
— Это неправда. Бондаренко пришел в июле после отставки Ярослава Гжебика. Мы тогда находились на 13-м месте и катились к первому дивизиону. Бондаренко пытался переломить ситуацию, у него не получилось.

— После него пришел Романцев.
— Поезд без тормозов тяжело остановить. Поэтому руководство «Динамо» решило сделать еще одну смену тренера. За три тура до конца поставили Романцева.

— Обещали повышенные премиальные за сохранение прописки в ­премьер-лиге?
— Нам ничего не заплатили за то, что мы остались. Еще и были должны. Руководство спрашивало: «За что вам платить, если вы чуть не вылетели?»

— Логично.
— Вообще проблемы начались с появлением Гжебика. В 2003 году с Прокопенко мы боролись за медали, но летом не получили усиления да еще продали Огнена Коромана. Одного из ключевых игроков «Динамо». У меня была травма. Пропустил практически весь второй круг. Но у нас был коллектив единомышленников. Ребята выходили на поле и бились. Были матчи, которые до сих пор приятно вспоминать. Например, победу 7:1 над «Зенитом».

— В 2003 году спонсором «Динамо» стал скандально известный ЮКОС.
— Финансовые проблемы начались задолго до его появления. Нам задолжали премиальные за последние три игры чемпионата-2002. Я их так и не получил. А ЮКОС как пришел, так и ушел.

— Ходорковский не приезжал подбодрить футболистов?
— Нет, с появлением ЮКОСа, наоборот, начались проблемы.

— Чем вам не угодил Гжебик?
— Он пришел и начал выстраивать команду под себя. И параллельно разрушил микроклимат, который существовал при Прокопенко. Получился набор футболистов, а команды не было. Отсюда и такой результат.

— Со своим уставом в чужой монастырь?
— Да, Гжебик поставил себя выше коллектива. Не считал футболистов за людей.

— А за кого?
— Воспринимал игроков просто как материал для достижения поставленных задач.

Контракт с «Зенитом» лежит дома

— Почему у Романцева не получилось в «Динамо»?
— Во-первых, тогда уже наступили другие времена. Романцев всегда был независимой фигурой. В «Спартаке» он был и президентом, и тренером, и главным добытчиком финансирования для своего клуба.

— В «Динамо»…
— …пришел просто как тренер. И не мог полностью контролировать трансферную политику клуба. Тем более приехала первая группа португальцев, с которыми надо было находить общий язык (весной 2005 года в «Динамо» появились Дерлей, Нуну Фрешо, Жорже Рибейру, Тиаго Силва и Мигель Данни. — «Спорт День за Днем»). Со стороны российских игроков тоже не все было гладко с Романцевым. Да еще в его работу начали вмешиваться. В определенный момент Олег Иванович сказал, что больше так тренировать не хочет. И ушел.

— Через полгода в «Динамо» появился бразилец Вортман. Его брали специально «под» португальцев?
— Похоже на то. Видимо, руководство посчитало: раз Романцев не смог справиться с португальцами, надо взять человека, который будет говорить с ними на одном языке и знает их менталитет. Но и у Вортмана мало что получилось. Португальцы были неуправляемы. Они воспринимали только Алексея Федорычева (бывший владелец «Динамо». — «Спорт День за Днем»).

— Вы могли с ними не пересечься. Зимой 2000-го почти стали игроком «Зенита».
— До сих пор дома лежит контракт, подписанный мною и Виталием Леонтьевичем Мутко (в тот момент президент «Зенита». — «Спорт День за Днем»). Раз не перешел, значит, не судьба. Тогда «Динамо» встало в позу. Ни в какую не хотели отпускать. Я, наверное, поступил не совсем порядочно по отношению к Мутко. Сначала подписал контракт с «Зенитом», потом вернулся в Москву и начал разбираться с Николаем Толстых. Он пригласил меня к себе в кабинет: «Пока не подпишешь контракт с ''Динамо'', отсюда не выйдешь». По телефону они с Мутко договорились. А меня решили не дергать из «Динамо».

— Откровенно — вы хотели перейти в «Зенит»?
— Я хотел остаться в «Динамо», но там всегда до последнего тянули с новым контрактом. Такая вот клубная политика. В 1999 году у меня истекло соглашение с «Динамо». Чемпионат тоже закончился. И было непонятно, что дальше. А «Зенит» уже в то время начал работать по-европейски.

— В чем это выражалось?
— За полгода до завершения чемпионата начали мне предлагать контракт.

Чемодан денег из Турции

— Вы рекордсмен «Динамо» по количеству матчей в чемпионатах России. В Европу никогда не приглашали?
— Был один конкретный момент. Приезжали из турецкого «Газиантепспора». Там выступало много российских футболистов. Играл Эрик Яхимович. Ко мне приехали: чемодан денег, вот готовый контракт. Но я не поехал.

— Душа не лежала?
— В тот момент у меня только что образовалась семья, родился сын Даниил, начали вызывать в сборную. Бросать все и уезжать ради денег не стал. Тем более в Турцию. По мне, все, что ни делается, — к лучшему.

— Многие российские легионеры уезжали в Испанию.
— Для этого тогда надо было играть в «Спартаке» и все время выступать в Лиге чемпионов.

— Романцев вас не звал?
— Чтобы звонил и звал, такого не было, но Вова Бесчастных рассказывал, что такие мысли у него были. Когда возникала вакансия в защите, мою кандидатуру рассматривали.

— Но не приглашали.
— Да и я вряд ли бы перешел. Сам бы отказался.

— Артем Дзюба легко ушел из «Спартака» в «Зенит».
— Каждый сам решает, как ему быть. За это нельзя осуждать. Яркий пример — Илья Цымбаларь. Многие европейские клубы хотели заманить его к себе, он остался в «Спартаке». А в определенный момент перестал быть ему нужен.

— У вас был агент?
— Нет, может, и хорошо, что не было. Агенты разные бывают.

— Денис Лахтер устроил воспитанника «Динамо» Ивана Соловьева в «Зенит» на сумасшедшую зарплату, а сейчас парень играет непонятно где.
— Почему непонятно где? В ФНЛ за «Факел». Соловьев рассчитывал, что будет играть в «Зените», но это его выбор. Я не хочу осуждать. Остался бы он в «Динамо», не заладилось бы у него там — все бы сразу стали говорить: «Зря не ушел в ''Зенит''».

— Вы сыграли всего один матч за сборную России, когда она неожиданно проиграла на выезде Албании — 1:3.
— Раз не выиграли — значит, оказался не совсем фартовым для сборной. И больше туда не вызывался.

— Валерий Газзаев после того матча на 40 минут запер игроков в раздевалке. Часто видели его таким же злым?
— Мы с ним работали в «Динамо». Мне часто приходилось его видеть… скорее не злым, а вспыльчивым. Такая у него эмоциональная черта. Когда в 2000 году мы проиграли «Сатурну» и упустили бронзовые медали, у него летело в раздевалке все, что попадалось под руку.

«Д» — это «Динамо»

— Как думаете, по ходу карьеры могли что-то изменить в лучшую сторону? Ни о чем не жалеете?
— Если рассматривать каждые решения и шаги, то можно, наверное, найти варианты с лучшим исходом. Но чем больше в этом копаться, тем меньше будешь удовлетворяться теми или иными результатами. Я действительно считаю, что где-то, возможно, были ошибки и не совсем полностью себя реализовал. С другой стороны, вдруг это и есть мой максимум? О прошлом тяжело судить. Но то, что я провел столько матчей и лет в «Динамо», при разных специалистах и, что важно, не последних тренерах, означает, что я хороший футболист. При каждом тренере со своей философией и видением игры был востребован.

— Три с половиной года играли вместе с Мигелем Данни. Знаете, что у него есть знаменитая татуировка «Д». Он сам говорил, что это «Данни», но болельщики считают, что «Динамо».
— Я тоже считаю, что это «Динамо». Она нарисована таким образом — другой ассоциации просто не может быть. Если ты не считаешь эту букву как «Динамо», можно было нарисовать латинскую букву D или какую другую… Но когда она выгравирована именно в таком сочетании, других мыслей быть не может. Татуировка появилась у него в «Динамо», когда его все устраивало. Полагаю, на тот момент Данни не ожидал, что в его жизни появится «Зенит».

— И что появится хорошее предложение из Петербурга.
— Да, именно. Поэтому, когда что-то выкалываешь на себе, надо думать чуть-чуть наперед.

— Вы против татуировок, видимо?
— Это ведь потом не сотрешь. Так же как и слово — не воробей… Чтобы не жалеть в будущем, не делал татуировок никогда.

— Сыну то же самое внушаете?
— Нет, сын растет более разумным, чем я. Он уже знает, как надо себя вести в жизни.

— В футбол не отправляли его?
— Пытались. Но не пошло. Не было спортивного характера.

— Странно, судя по фотографиям в Instagram, он на вас сильно похож.
— Кто-то говорит — на жену, кто-то — на меня (улыбается). Ростом, конечно, сильно отличается — на три головы выше!

— Кем вы себя ощущаете? Москвичом или уже петербуржцем?
— Понятно, что я москвич. Все-таки родился в столице, большуючасть жизни прожил в Москве. Если вы считаете, что за два года можно стать петербуржцем, то, наверное, можете называть меня так. Я здесь себя чувствую комфортно. Если бы семья была рядом, было бы еще лучше. Поэтому при каждой возможности уезжаю в Москву либо семья приезжает в Петербург.

— Бордюр поребриком пока не называете?
— Нет. Но знаю разницу между ними. То же самое с «парадной» и «подъездом». Хотя, живя на съемной квартире, не всегда понимаю, как это можно называть парадной (смеется). Хлеб булкой тоже не называю пока.

— Шаверма или шаурма? Что вкуснее?
— (Смеется.) Я этого не ем.

— Кстати, хорошая новость! Теперь петербургский «Подорожник» и московская «Тройка» будут работать на оба города!
— У меня таких карт нет. Не знаю даже, в чем их сходство (смеется).

Мне не нужен мегафон, у меня есть Бородин

— Вы любопытно собирали тренерский штаб. Начнем с того, что в «Динамо» работает тренер вратарей Дмитрий Бородин. Он типичный петербуржец, а вы истинный москвич. Как ужились вместе?
— Замечательно!

— Предположу, что дополняете друг друга.
— Мы разные по характеру. Он более открытый и общительный, я больше в себе. Правду говорите — дополняем друг друга, если так можно сказать в этом случае.

— Если судить по играм, подсказки игрокам чаще дает Бородин.
— Поскольку он более эмоциональный. Плюс у него настоящий вратарский голос. Я, например, на второй подсказ уже сажусь, а он — мой рупор. В отличие от Бондаренко, мне не нужен мегафон, у меня есть Бородин (смеется).

— Вместе с вами в тренерском штабе также Александр Новиков, которыйдаже тренировал вас в «Динамо»! Однако он ваш помощник. Привезти его в Петербург было вашим решением?
— Когда возрождали «Динамо» Санкт-Петербург, руководители решили, что именно в таком тандеме мы и поедем сюда. Поскольку у меня есть лицензия Pro, а у Александра Васильевича — нет, то я занял место главного тренера. Хотя он на тех же основаниях может что-то подсказать игрокам, предложить концепцию игры. Впрочем, итоговое решение все-таки остается за мной — я главный и отвечаю за результат. Но его опыт колоссальным образом помогает нам. Во многом благодаря Новикову мы добились того результата, который имеем на сегодняшний день.

— Усиливать тренерскую скамейку не планируете?
— Мы бы хотели. Но это вопрос к руководству, обсуждаем эту тему. В ФНЛ работы будет больше, нагрузки возрастут, так что нужен еще один человек.

— Вы употребили фразу «руководители видели нас в тандеме». Руководители — это кого вы имеете в виду?
— Президента Бориса Ротенберга и генерального директора Дмитрия Рубашко.

— На первых порах после реформации клубу помогал Алексей Смертин. Чем он занимался?
— Его позвали, поскольку Ротенберг тогда был президентом «Динамо» и клубу в срочном порядке необходимо было проходить лицензирование. Мы приходили на пустое место — не было ни одного футболиста, ни одного сотрудника, Алексей занимался сбором документов, подводя их для лицензирования. В этом заключалась его роль. Поскольку он работал в тот момент в московском «Динамо», а мы — петербургское «Динамо», и это на сегодня два разных клуба с одним названием, приглашение Смертина было временным. Но мы с ним в хороших отношениях, поэтому, если обращаемся к Алексею с просьбой, он не отказывает.

— На первых порах действительно была идея сделать из петербургского «Динамо» фарм-клуб московского?
— Да. Сначала была. Но ситуация быстро менялась. В итоге «Динамо-СПб» появилось со своей философией и своими целями.

— Планы изменились после смены руководства в Москве?
— Именно.

— Вас лично Ротенберг приглашал в Петербург?
— Да.

— На каком основании?
— Была необходима связь с московским «Динамо». Я работал в академии в тот момент и показывал неплохие результаты…

…Именно в тот момент, когда речь зашла про приход Александра Точилина в петербургское «Динамо», к нам в ресторан «Трибуна», что на стадионе NOVA Arena, ворвался Дмитрий Бородин. Хотя по времени предматчевая тренировка «Динамо» уже должна была идти, начинать ее пришлось без главного тренера. «Начните с ручного мяча, а потом ногами. Сами поделитесь на команды?» «Да, конечно»,— ответил Бородин, явно готовый к такому развитию событий. Точилин отправил своего помощника к футболистам, а сам вернулся к общению как ни в чем не бывало.

— Стало быть, вы появились в Петербурге волею случая?
— Случая или нет, но Борис Романович в первую очередь хотел, чтобы тренером этой команды стал кто-то из «Динамо». Моя команда 1998 года за два года стала двукратными чемпионами России. Конечно, может, воля случая тут и есть, но, думаю, этим результатом привлек внимание к своей кандидатуре.

На первых порах в Питере помогал Радимов

— Первый сезон получился у вас сложным.
— Вернее, первые полгода. Ведь мы собрались ровно за неделю до первой официальной игры. Для того, чтобы нас допустили до чемпионата, нам нужно было 15 человек на контрактах, поэтому многих подписывали для заявки. Полгода было тяжело. На то, чтобы понять, кого набрали, с кем будем играть дальше и во что, нужно было время. Именно этого времени вначале не хватило. Потом все встало на свои места. Кажется, уже зимой я говорил, что команда готова для решения других задач.

— Вы ведь не хотели после завершения карьеры игрока заниматься футболом. Кто-то вас уговорил?
— От судьбы не уйдешь. Когда только заканчиваешь, тяжело проходит переходный период к обычной жизни. Полгода или год практически ничем не занимался. Отдыхал от всего. Но бездельничать тяжело, в других сферах себя не нашел и со временем вернулся к футболу.

— Чем-то сторонним пытались заниматься?
— Честно говоря, ничем особенно и не пытался. Футбольные дела привлекали больше, в других областях я не специалист. Поэтому решил попробовать тренером. Но не подумайте, сразу стать главным тренером профессиональной команды даже не предполагал. Хотел окунуться в профессию постепенно.

— Учитывая такие непростые первые полгода в Петербурге, не возникало мысли: «Может, ну его?! Вернусь в Москву!»?
— Не было такого. Спасибо руководству за терпение. Не сразу все получалось, но я не из тех, кто сразу сдается и опускает руки. Был уверен, что добьемся результата. Понимал, что для этого элементарно нужно время.

— Два года назад полагали, что задача выхода в ФНЛ в первый сезон попросту нереальна?
— Конечно. Я реалист по натуре. Видел в той ситуации, что миссия невыполнима. Но надо же было с чего-то начинать (улыбается).

— После матча с «Динамо»-2 этой весной вы тепло пообщались с Дмитрием Хохловым и Юрием Никифоровым. Владислав Радимов тоже приехал на стадион. Со многими динамовцами поддерживаете связь?
— Так чтобы созваниваться, такого нет. Когда я в Москве, на каких-то ветеранских матчах удается встретиться, пообщаться. В Петербурге бывших динамовцев не так много.

— Радимов.
— С Владом часто встречаемся. На первых порах он мне сильно помог. Когда мы только заходили в ПФЛ, ничего не знали. Представители «Зенита»-2 дали много информации по нашим соперникам. К тому же в Петербурге сложно найти достойных спарринг-парт­неров — Радимов в этом плане тоже выручал. Мы с Владом очень тесно общаемся и часто видимся. Если надо, можем помочь друг другу.

— Нынешнюю ситуацию насчет «Зенита»-2 не обсуждали с ним?
— Не в курсе, что за ситуация с «Зенитом»-2.

— Два года уже команда не дает воспитанников в основной состав.
— Но были ведь. Сейчас около десяти игроков из «Зенита»-2 играют в клубах премьер-лиги. Другое дело, что не удержали. Это вопрос к главной команде — почему? Радимов здесь не виноват. «Зенит» — суперклуб, ему нужны футболисты высочайшего уровня.

— У Радимова нет новых планов? Все-таки работа в «Зените»-2 — специфическая.
— Свой тренерский потенциал Радимов реализует даже в фарм-клубе. Другое дело, что меньше выбор футболистов, которых он хотел бы пригласить, ведь он должен в большей степени ориентироваться на доморощенных игроков. Я считаю, Влад готов пойти по другому пути.

В ФНЛ мальчиками для битья не будем

— «Динамо» планирует заявить в ПФЛ вторую команду. Для чего она нужна и откуда столько игроков?
— «Динамо»-2 делается для нашей молодежи. В Петербурге не все попадают в систему «Зенита». Соответственно, для молодых ребят появится еще «Динамо»-2. Там будут воспитанники ДЮСШ «Динамо» и выпускники других петербургских академий, которым надо где-то набираться опыта и продолжать свое развитие. Эта команда участвовала в чемпионате города, но уровень там все равно не тот, что во второй лиге.

— Значит, есть перспектива, что больше питерских ребят смогут продолжить карьеру на профессиональном уровне?
— Мы на это рассчитываем и к этому стремимся.

— Приятная новость для воспитанников питерского футбола.
— «Зенит»-2 нацелен в большей степени на ребят из академии «Зенита». У нас команда пока молодая, и мы не можем пока заполнить ее исключительно своими воспитанниками.

— Раньше руководство «Динамо» жаловалось, что бывший генеральный директор «Зенита» сильно загибает цены на игроков. Сейчас насколько охотно зенитовцы идут в «Динамо»?
— Хороших игроков никто охотно не отдает. Если у них кто-то теряет игровую практику, то они могут кого-то посоветовать. В этом случае мы сами смотрим, нужен этот игрок или нет. Но «Зенит»-2 — это тоже определенный бренд. Когда мы были во второй лиге, к нам мало кто хотел идти. Тем более что спрос на игроков «Зенита»-2 есть как в ФНЛ, так и в премьер-лиге. Гасилин играет в «Амкаре», Долгов — в «Анжи».

— Сейчас «Динамо» вышло в ФНЛ. Список тех, кого советуют, уже пришел?
— Пока нет.

— Стоит ждать легионеров?
— Я так считаю, что в первой лиге нужно выступать с российскими футболистами. Легионеры нужны там, где есть задача выхода в Лигу чемпионов (улыбается).

— По сборам определились?
— Однозначного решения пока нет. Или все сборы проведем в Санкт-Петербурге, либо один — за границей.

— Не боитесь, что такой маленький перерыв между чемпионатами приведет к ситуации, с которой вы столкнулись в первый сезон работы в «Динамо»?
— Такого точно не будет. Изначально, когда формировали команду, старались подбирать футболистов с прицелом на ФНЛ. Костяк команды хочу сохранить, а летние трансферы, надеюсь, укрепят проблемные позиции. У нас уже есть футболисты для первого дивизиона, нужно лишь точечно усилиться.

— С деньгами в «Динамо» все в порядке?
— Голодать не будем, если будем выигрывать. Но и с жиру беситься повода нет. Все должно идти поступательно. Многое зависит от поставленных задач на следующий сезон. Мы должны понимать, с чем заходим в ФНЛ. От этого будет зависеть бюджет, цели.

— Кубок ФНЛ показал уровень команд первого дивизиона?
— Разумеется. При должном усилении «Динамо» не будет мальчиком для битья. Опыта нам, может быть, не слишком хватает. Но мы можем набраться его в первом круге, а зиму и весну используем, чтобы поправить свое положение. В какой-то мере следующий сезон будет похож на первый после реформирования, за исключением того, что мы заходим в лигу не с нуля, а с определенным опытом и составом.

— Вы тренируетесь на «Динамо». Все устраивает?
— До суперклуба нам далеко. Хотелось бы иметь свой уголок, где будем работать и нам не будет никто мешать. Но клуб делает все, чтобы нам было комфортно и нас ничего не отвлекало.

— «Динамо» не тот «уголок»?
— Помимо нас там играет много школ и прочих арендаторов. Все время приходится под кого-то подстраиваться, это не совсем комфортно.

— Следующий сезон «Динамо» начнет на Малой арене «Петровского»?
— Других вариантов нет.

— В перспективе есть планы занять главную арену «Петровского» или это только в случае выхода в РФПЛ?
— Давайте двигаться постепенно. На сегодня мы решили задачу выхода в ФНЛ. Надо там закрепиться и только потом строить планы на будущее.

— Вы планируете долго работать в «Динамо»?
— Главное, чтобы «Динамо» планировало (улыбается). У меня контракт до конца сезона. Закончим его, сядем и будем обсуждать. В планах перевезти семью в Петербург. Раньше не могли — сын оканчивал школу, а теперь такая идея осуществима.

Личное дело

Александр Точилин

Родился 27 апреля 1974 года в Москве

Амплуа: защитник

Воспитанник ДЮСШ-2 (Москва)

Карьера игрока: «Асмарал» (Москва, 1992 — 1994); «Динамо» (Москва, 1995 — 2008)

Достижения: обладатель Кубка России (1994/95); финалист Кубка России (1996/97, 1998/99); бронзовый призер чемпионата России (1997, 2008)

Рекордсмен «Динамо» по количеству матчей в чемпионатах России (239)

В сборной России: 1 матч

Карьера тренера: Академия московского «Динамо» имени Льва Яшина (2009 — 2015), «Динамо» (Санкт-Петербург, июнь 2015 — …)

Достижения: победитель первенства ПФЛ (зона «Запад») — 2016/17.

Александр Кавокин, Тимур Валеев, Спорт день за днём

Видео

  • ФОНБЕТ - ПФЛ "Запад" 2017-2018
  • Команда
    М О
    • 1 Чертаново 4 10
      2 Текстильщик 4 9
      3 Локо-Казанка 4 7
      4 Торпедо Вл 4 7
      5 Муром 4 7
    • 6 Велес 4 7
      7 Спартак Кс 4 6
      8 Динамо-2 СПб 4 5
      9 Луки-Энергия 4 5
      10 Долгопрудный 4 5
    • 11 ЦРФСО 4 4
      12 Псков-747 4 4
      13 Коломна 4 1
      14 Знамя Труда 4 0